Индонезия может стать врагом номер один для Китая

Индонезия может стать врагом номер один для Китая

В Индонезии, крупнейшей мусульманской стране мира, проходят парламентские и президентские выборы, исход которых способен существенно повлиять на весь регион.

Экономика Индонезии в настоящий момент является крупнейшей в Юго-Восточной Азии. Население страны составляет 250 миллионов человек, а среднегодовые темпы прироста ВВП – около 5%. Собственно совокупный потенциал Индонезии уступает, пожалуй, только китайскому и индийскому. Однако азиатская держава пока что не способна к его реализации, поскольку страдает от недостатка инвестиций в инфраструктуру, коррупции и неэффективного управления.

Традиционно остро в предвыборной гонке стоит вопрос отношений с Пекином. Китай обошел Японию и Южную Корею в реализации некоторых крупных инфраструктурных проектов на территории Индонезии.

Но это лишь одна сторона влияния сверхдержавы. Ранее в Поднебесной не уставали провоцировать островного гиганта, посылая к его берегам промысловые суда в сопровождении сил собственной Береговой охраны – однако сейчас такая силовая игра рискует выйти боком. Кандидат в президенты и отставной генерал Прабово Субианто известен своей антикитайской позицией и агрессивным национализмом. В случае его прихода к власти, противостояние в морях рискует полыхнуть с новой силой, а «неправильным» инвесторам укажут на дверь.

Играют свою роль и застарелые споры. Изначально знаменитая «пунктирная линия» Пекина в Южно-Китайском море включала в себя также и индонезийские острова Натуна с преимущественно китайским населением. Однако позднее претензии оказались существенно скорректированы коммунистическими властями, чтобы индонезийские острова в них не попадали.

Причина такого разворота очевидна. Даже Пекин при всех ресурсах не имел шансов против индонезийской военной диктатуры на ее же собственном заднем дворе. Предел своих возможностей Китай смог наглядно продемонстрировать в 1988 году во время военно-морского конфликта с Вьетнамом, когда его десант сумел захватить лишь несколько островов архипелага Спратли. С тех далёких времён ВМС НОАК стал существенно мощнее, но и цена возможного конфликта стала намного выше – «Срединная империя» больше не является «любимой женой» Запада, которой прощали всё.

Индонезия сегодня единственный реальный региональный противовес КНР в Южно-Китайском море. Хотя Джакарта и не претендует на архипелаг Спратли, именно она по факту становится хозяином критически важного для Азии Малаккского пролива. Возрождение тезиса о «китайской угрозе» несёт неприятные неожиданности для Пекина. Фактически под угрозой оказываются многие амбицизные планы, включая генеральный проект «пояса и пути».

В потенциальном конфликте за Индонезию играет то, что она не имеет сухопутных границ с Китаем и находится за пределами досягаемости большей части китайской береговой авиации. При этом Джакарта может рассчитывать на широкую международную поддержку, что делает её региональным врагом номер один для КНР. Индонезийские военные ещё несколько лет назад начали выбираться из трясины под названием «армия, ориентированная на подавление сепаратистских мятежей» и возвращать себе способность действовать вдали от своих берегов. Приход к власти националиста Прабово Субианто лишь закрепит этот вектор, сделав его долговременным и устойчивым. Но, независимо от итогов выборов, отношения с Пекином у Джакарты останутся сложными и запутанными.

Александр Збитнев

Буду признательна, если воспользуетесь этими кнопочками:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*