Домой Новости Украины Ожидаемый итог пенсионной реформы: Ценные кадры становятся отбросами общества

Ожидаемый итог пенсионной реформы: Ценные кадры становятся отбросами общества

12
0

Ожидаемый итог пенсионной реформы: Ценные кадры становятся отбросами общества

Армия безработных пополняется десятками тысяч людей, только перешагнувшими 50-летний рубеж

 

Ожидаемый итог пенсионной реформы: Ценные кадры становятся отбросами общества

Промежуточные итоги пенсионной реформы для некоторых категорий российских граждан близки к апокалиптическим. Самой пострадавшей категорией оказались предпенсионеры. Их вот-вот накроет массовая безработица.

В настоящее время официально трудятся всего 40% предпенсионеров, пишут «Известия» со ссылкой на письмо Пенсионного фонда России в Роструд. Напомним, сейчас официальный предпенсионный возраст начинается в 55,5 лет для мужчин и в 50,5 лет для женщин.

Согласно документу, среди мужчин 1959−1963 работают 1,8 млн., а среди женщин 1964−1968 годов рождения — 2,2 млн. человек. Итого 4 млн. человек. В то время как всего граждан соответствующего возраста, по данным Росстата, 10,1 млн. человек.

Скорее всего, часть тех, кто официально не трудоустроен, имеет инвалидность, другая часть — силовики вышли на пенсию досрочно. Остальные либо трудятся без оформления трудовых отношений — в «серой зоне», либо вообще сидят без работы.

Причем доля последних растет. С начала 2019 года рынок труда не досчитался аж свыше полумиллиона предпенсионеров. Среди причин, которые привели к такому положению, называется дискриминация со стороны работодателей.

Предложенная государством кара — уголовное наказание за увольнение, либо отказ в приеме на работу граждан предпенсионного возраста (ст. 144.1 УК РФ) не стала препятствием для директоров компаний. У них свои резоны — прибыль, стремление не иметь проблем с возрастными работниками.

Одной рукой учредив репрессивную меру, другой государство облегчило работодателям процедуру увольнения работников. Речь идет о сокращениивдвое срока, в течение которого работника обязаны уведомить об изменении трудового договора. Выгнать нежелательного сотрудника стало проще.

В результате в стране складывается климат нетерпимости к возрастным работникам. Неудивительно, что они теперь шарахаются от любых новаций на рынке труда, беспокоясь за свою занятость. Например, предложение ввести на работе сиесту — дневной отдых, работники старше 45 лет, в отличие от молодых, массово отклонили.

Поскольку к многочисленной армии безработных предпенсионеров прибавляются те люди пенсионного возраста, которым по разным причинам отказано в пенсии, впору говорить о приближающейся социальной катастрофе в возрастных стратах российского общества.

— У нас в стране примерно 80−85 млн. трудоспособных граждан, — говорит глава правового департамента Конфедерации труда России Олег Бабич. — Из них работают «в белую» — платят отчисления в ПФР, около 40 млн. человек. А официальная безработица у нас в пределах 500−600 тысяч человек. Это очень мало. Еще часть трубоспособного населения не работает в силу тех или иных обстоятельств. Это домохозяйки, тунеядцы, рантье и проч. Остальные имеют неофициальную полную или частичную занятость.

Так что цифры СМИ по предпенсионерам близки к тому, что наблюдается в целом по населению. Чуть-чуть хуже, конечно, потому что пожилым с трудоустройсвом всегда сложнее. Ведь есть виды работы, выполнять которые они в силу своей квалификации могут, но из-за проблем со здоровьем это уже не получается. И тогда они эту работу теряют, а найти новую уже сложно. Вообще, наличие серой зоны — очень большая проблема. Государство не может или не желает справиться с этим.

«СП»: — А когда эти «серые» предпенсионеры достигнут, если доживут, пенсионного возраста, выяснится, что им для получения пенсии не хватает трудового стажа…

— Естественно.

«СП»: — Как работают принятые государством меры по защите трудоустройства предпенсионеров? Та же уголовная статья за увольнение или отказ в приеме на работу из-за возраста. У вас же в КТР наверняка обширная статистика…

— Да ничего не поменялось. Это все была демагогия.

«СП»: — Получается, для решения проблемы трудоустройства предпенсионеров прежде всего нужно создавать новые рабочие места. Помнится, Путин обещал их 25 миллионов к 2024 году…

— Стране нужны миллионы новых рабочих мест. Но, например, в 2019 году Минтруд планировал создать всего 300 тысяч.

О том, почему не работают юридические меры защиты пожилых работников, нам рассказал президент Ассоциации социальных предпринимателей Роман Алехин.

— Статья 144.1 УК РФ не работает, потому что работодатели знают Трудовой кодекс РФ, и никто никогда не укажет письменно и даже устно предпенсионный возраст как причину отказа. В качестве оснований для отказа указываются другие, не нарушающие законодательство, причины. Законодатель, как и правительство, очередной раз совершают одни и те же ошибки, не понимая, что запреты и угрозы не работают, особенно в сфере бизнеса. Жесткие запреты обходятся с помощью коррупции, остальные — просто не исполняются.

При этом каждый запрет в бизнесе, который бизнесмен считает ненужным или чрезмерным, приводит к тому, что бизнес еще сильнее уходит в тень. И дело не в уклонении от уплаты налогов, а в желании избежать возможных претензий. Соответственно, и здесь ситуация аналогичная: даже если работодатель берет на работу сотрудника предпенсионного возраста, то не оформляет его в штат, чтобы в дальнейшем не было проблем с его увольнением. Поэтому этот закон на практике, скорее, вредит этой категории лиц, а не защищает их.

— Для привлечения виновных лиц к уголовной ответственности по данной норме уголовного закона обязательно установление не только умысла, но и наличие дискриминационного мотива, — продолжает адвокат юридической компании BMS Law Firm Александр Иноядов. — Об этом указал Верховный суд РФ в п. 16 Постановления от 25.12.2018.

Этому может препятствовать формальное расторжение трудовых договоров по соглашению сторон или инициативе работника. Важно фиксировать такие факты, поскольку в дальнейшем доказать их достаточно трудно. Другим важным обстоятельством является активная позиция по вопросу инициирования проверки таких фактов.

В свою очередь шеф-аналитик ГК TeleTrade Петр Пушкарев считает, что государству необходимо пересмотреть меры защиты пожилых работников.

— Государство явно перестаралось с «защитой» возрастных работников, введя в октябре в закон статью об ответственности, вплоть до уголовной, за «необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста». Работодателю, уволившему такого сотрудника, грозит как минимум штраф от 200 тысяч рублей или в размере заработной платы за период до 18 месяцев, а то и наказание принудительными работами на срок до 360 часов.

«СП»: — Хотели как лучше…

— Думаю, уже понятно, что закон по факту оказал строго обратный эффект: большинству кадровиков и руководителей куда как проще постараться под тем или иным предлогом уволить теперь такого сотрудника на 1−2 года раньше, чем этот сотрудник попадет в «чреватую» ответственностью категорию предпенсионеров.

Еще менее вероятным становится, что работодатель распорядится нанять на должность нового сотрудника-предпенсионера, которого потом по новому законодательству фактически до самой пенсии уже нельзя будет уволить. На такой шаг предприятие пойдет только в исключительных случаях, если это сверхценный специалист с очень богатым опытом работы в данной сфере.

«СП»: — Какие еще причины могут быть у работодателя для дискриминации работника по возрасту?

— Многие сотрудники начинают сталкиваться с предвзятым отношением к их возрасту еще раньше, примерно с 45−48 лет: порой их навыки работы и методы распределения рабочего времени могут считать «по умолчанию» старомодными или недостаточно эффективными. А кто-то просто думает, что молодой и «голодный» до работы сотрудник будет скорее «рыть землю», стараясь угодить начальству и быстрее справится с заданием.

Теперь такое отношение к «слишком старым» сотрудникам может усилиться. Если раньше начальник спокойно ждал, теперь же может предпочесть решать еще не возникшую проблему заранее: по принципу «пока можно», то есть пока закон еще за это не наказывает. Мужчина по мере приближения к 60, а женщина задолго до 55 могут таким образом тем более попасть под увольнение — или же оставаться работать по договоренности с работодателем неофициально: получая меньшую или такую же зарплату, но не будучи оформленными.

Отсюда по статистике эти люди, достигнув затем предпенсионного возраста, также формально не имеют работы и не защищены Трудовым кодексом.

«СП»: — И как теперь быть?

— Раз рыночные законы оборачивают на практике «защиту» в ее противоположность, в незащищенность, то самое время срочно признать сделанную ошибку, полностью отменив уголовную ли, или любую иную особую ответственность работодателей за увольнение сотрудников конкретно по мотивам возраста.

Защищать сотрудников от опасности оказаться безработным — следует бесплатными и доступными курсами переподготовки, повышения квалификации. Собственно, на федеральном уровне уже объявлена и начинает спускаться в регионы программа возмещения работодателям расходов на такие курсы для сотрудников, которым до пенсии осталось 5 и менее лет. Но выделенной под это суммы в 5 миллиардов рублей будет явно недостаточно.

Также важно действовать на упреждение, предоставляя такую возможность работникам и именно за счет бюджета гораздо раньше. Скажем, начиная с 48−50 лет для мужчин и с 45−48 лет для женщин. Это, кстати, могло бы стать одной из самых эффективных статей расходов в рамках нацпроектов, так как позволит повысить эффективность, производительность труда сотрудников, которые уже имеют большой опыт, многое умеют, но просто нуждаются в том, чтобы не отстать от самых современных тенденций.

Параллельно, именно задачей государства должно быть создание целенаправленно рабочих мест для предпенсионеров в различных госучреждениях: эти люди не только смогут сохранить для себя некий уровень дохода, не окажутся брошенными и забытыми, но и их опыт может максимально быть использован во благо, даже если по каким-то причинам квалификация этих людей не соответствует жестким требованиям частного бизнеса или изменившимся производственным процессам.

По мнению врача-терапевта высшей категории Ирины Колосковой, возможность трудиться благоприятно сказывается на качестве жизни пожилых людей.

— Как медик, я вижу, что с психо-эмоциональной точки зрения выход на пенсию для многих чреват какой-то депрессией, потухшими глазами и т. п.Потому что люди соматически еще крепки и чувствуют в себе запас сил и знаний, которые могут отдать любимому делу.

К тому же многим совместно с докторами удалось сохранить свое здоровье. Они сами этого хотели: ходили на диспансеризацию, они занимались собой, не курили, вели здоровый образ жизни. Так что они могут продолжать работать какое-то количество лет.

Иногда они могут сменить работу на более простую. Скажем, не кирпичи таскать, а двор убирать. Или работать учителем, еще кем-то. Там, где не нужно особых физических перенапряжений. Стоит уйти на более легкую работу, чтобы дальше пожить в той же самой силе.

Вообще, старость накапливает определенные знания, умения, сохранив физические возможности. Поэтому их нельзя выбрасывать, устраивая на работу молодых. Далеко не всегда даже специалист среднего возраста по своей квалификации перевесит пожилого. Не все молодые адекватны современным требованиям.

Все правильно, только при этом непонятно: куда же молодым идти, если рабочие места заняты предпенсионерами, а новые создаются с большим скрипом? Сегодня, спустя почти год после начала пенсионной реформы эти вопросы стали очевидными. Спрашивается, о чем думали в правительстве, когда предложили поднять пенсионный возраст сразу на пять лет? Да только об одном и думали — как за счет пожилых людей сэкономить на госрасходах.

И эти же «светлые головы» не устают повторять: Россия — социальное государство.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here