«Вероятно, часть силовиков уже перешла на сторону кремлевских либералов»

«Вероятно, часть силовиков уже перешла на сторону кремлевских либералов»

«Вероятно, часть силовиков уже перешла на сторону кремлевских либералов»

Участник «Болотного дела», член «Левого фронта» Леонид Развозжаев рассуждает о том, как дело журналиста Ивана Голунова связано с процессами транзита власти и борьбой элит за силовой ресурс МВД. Количество подобных провокаций будет расти и сценарии будут все жестче, уверен он.

 Вы недавно сравнили историю журналиста Голунова с драматическими событиям на Украине в начале века, когда был убит журналист Георгий Гонгадзе. Как известно, в трагедии тогда пытались обвинить президента Леонида Кучму. Считается, что это сыграло роль в дальнейших событиях, которые происходили в стране. Что может быть у этих историй общего?

«Вероятно, часть силовиков уже перешла на сторону кремлевских либералов»

– Любой человек, который попадает в такую ситуацию, оказывается на острие политического противостояния власти и оппозиции, автоматически становится потенциальной мишенью со стороны множества игроков, которым интересна та или иная степень обострения политической ситуации. Мы же помним все историю журналиста Гонгадзе? Так и тут. Сегодня Голунов – завтра кто-то другой. Подобные провокации неизбежно будут происходить в любой стране, при любом противостоянии политических сил. Так называемая сакральная жертва, из-за которой могут начаться необратимые процессы.

Да, Голунов мог превратиться в подобную Гонгадзе сакральную жертву. На сегодня же опасность лично для Голунова в этом смысле уже миновала. Он освобожден, претензий к нему нет.

Я всегда за перемены, я бы даже сказал, что я за радикальные перемены, но лишний раз стоило бы напомнить и о том, что пока еще сохраняется возможность провести эти перемены мирным способом сверху. Все инструменты у Путина лично и у его команды есть. В моем понимании нужен левый или хотя бы лево-демократический поворот (я не предлагаю введение военного коммунизма), нужно преодолевать расслоение в обществе, что-то решать с демократизацией страны, нужно разводить ветви власти, чтобы судебная власть была независимой, а не находилась под контролем у силовиков.

Если власть этим не займется, то в ближайшее время Россия в общественно-политическом смысле «взорвется». Накал страстей уже сильнейший, люди больше не боятся и люди уже не хотят жить по-старому. При этом очень заметно, что власть уже не может управлять по-прежнему.

– Вернемся к истории с Иваном Голуновым. Можно ли сказать, что в этот раз Администрация президента вместо того, чтобы задавить протест, сама возглавила его? Всем известные прогосударственной риторикой персонажи активно выступали за Голунова. И если так смотреть на ситуацию, то все происходящее, кроме жесткого разгона недавнего митинга, в эту логику укладывается.

– Кроме разгона митинга в поддержку Голунова?

– Да.

– Приведенная вами версия подтверждает и мою позицию. Обострились противоречия внутри правящего класса. Идет явное столкновение по линии Собянин – Кремль, столкновение по линии силовиков и представителей либерального крыла.

– Либерального крыла власти?

– Да, власти, причем с использованием активистов и общественников. Наверху решают вопросы перераспределения даже не десятков и не сотен миллиардов долларов, а значительно больших сумм. Понимаете? Им замочить какого-то журналиста, который сейчас находится на том самом острие атаки, не составляет никакого труда.

Да, кто-то играет. Кто-то играет наверху, начал заигрывать с улицей и пытается ее использовать.

Это ни в коей мере не противоречит моему пониманию ситуации, происходящей в стране. Скорее всего, скоро «рванет».

– Было ощущение, что либеральная часть элиты давно уже хотела атаковать силовую элиту. Все эти жалобы на то, что правоохранители мешают развитию, зажимают крупный бизнес… Случай с Голуновым – это просто удобный повод?

– С Голуновым было что-то вроде теста. Лично я, честно говоря, склонялся к тому, что начало событий придется на канун сентябрьских выборов или на период сразу после них. По моим наблюдениям, что-то должно было случиться в Санкт-Петербурге. А вышло вот как.

Тут надо понимать, кто надоумил сделать все это с журналистом. Может быть, это и была какая-то хитрая комбинация из нескольких шагов, но и тогда люди (которые ее заказывали, – прим. Накануне.RU) даже не представляли, к чему это все приведет. Впрочем, не исключено, что кто-то мониторил всю ситуацию и подталкивал самих заказчиков. На самом деле технологии-то давно известные, отработанные тысячу раз, сложные, но эффективные. Также понятно, что над обострением ситуации в стране работают лучшие умы России и западных стран, возможно, тоже. При этом я не говорю о том, что ЦРУ всем управляет и так далее. Речь же не об этом. Просто явно прослеживается напряжение внутри властных верхов.

Мы подходим к транзиту власти. Оставшиеся 3-5 лет такого события – не срок.

Понятно, что пока окончательно наверху не определились, кто будет преемником, да и сохранится ли преемственность власти в принципе после окончания срока Путина. И также всем ясно, что решение по транзиту нужно принимать заранее, оно появится сильно раньше 2024 года, в ближайшие год-полтора, а жесткое тестирование сценариев начнется уже совсем скоро.

– Транзит власти? А перестроечные времена не напоминает?

– Конечно, напоминает. Вертикаль рушится, поэтому и похоже все на Перестройку. Те же самые силовики уже не могут точно определить, кто является для них субъектом. Не может же Путин давать личные распоряжения касаемо всего, что происходит в стране, а на уровне ниже Путина – полный раздрай.

«Вероятно, часть силовиков уже перешла на сторону кремлевских либералов»

Фото: forumspb.com

 

Я тут заканчиваю читать книгу про борьбу в ЮАР. Ко времени падения апартеида, силовики и тайная полиция уже не понимали, что собственно происходит, кроме того, что их явно подставляют. Отказывались выполнять решения по убийству и устранению людей. Тем временем властная верхушка в это время вела переговоры с представителями будущей власти. Сейчас отчасти такая ситуация. Уверен, что с кем-то переговоры о будущем устройстве России уже идут. При этом наши силовики понимают, что происходит что-то не то, что уж лучше не совершать лишних преступлений и скорее определяться, на чью сторону встать.

Все ищут почву, и, я считаю, если бы на сегодня организовался какой-то оппозиционный комитет, как в 2011 году, он мог бы стать как раз той почвой, на которую бы пришла часть элит. Это не значит, что именно эти люди и возглавили бы потом и протест, это был бы просто симбиоз людей, желающих перемен. Подобная конструкция могла бы поставить жирную точку в истории действующего режима. Но такая конструкция никак не собирается, потому что либералы от нее уклоняются.

 И все же пока власть сумела вывернуться из ситуации и потушить протестный пожар. Так?

– Да, рычаги влияния еще сохраняются. Те, люди, которые реально хотят сохранить эту систему и этот режим, все же сумели отдать команду прекратить уголовное дело в экстренном порядке. Никогда не было в России такого прецедента, чтобы так быстро закрывали дела.

С другой стороны, 12 июня были массовые и необоснованные задержания мирных граждан (на митинге в поддержку Ивана Голунова 12 июня, – прим. Накануне.RU). Мне кажется, что те люди, которые отдавали команду на арест Голунова, и те, кто и замутил всю эту схему, эти же люди и устроили вчерашнее избиение граждан. Они вовсе не затихли, не прекращают они свою деятельность.

Люди, заказавшие Голунова и устроившие избиения протестующих, пытаются обострить ситуацию в стране.

Их даже можно по фамилиям отследить при желании. Им противостоит некая группа, которая готова все сглаживать, которая выступает за то, чтобы все закончилось максимально тихо. Но последние как-то не очень в себе уверены, как кажется со стороны. Группа же тех, кто обостряет ситуацию, очень уверена и активна.

Исходя из этого, я допускаю, что часть силовиков перешла просто на сторону кремлевских либералов.

– Получается, нужно ждать повторения подобных историй? Ведь полиция не станет компетентнее из-за того, что уволят нескольких полицейских, да и надеяться, что деградация системы не затронула другие институты, тоже глупо.

– Ждать. Однозначно. Провокации будут еще жестче. Речь же идет о перехвате верховной власти в стране. Увы, приходится ждать самых страшных провокационных схем, в которых сразу-то не поймешь, что происходит вообще. Но активных людей, которые давно занимаются борьбой с режимом, это не должно кидать в объятья тех или иных групп. Надо добиваться перемен. Реальных перемен в общественном устройстве страны, а не смен лиц и фамилий.

«Вероятно, часть силовиков уже перешла на сторону кремлевских либералов»

Фото: t.me/ivan_golunov

 

Конструкции, похожие на историю Голунова, похоже, будут возникать постоянно. И решать их будут пытаться подобным же образом. В конечно итоге это приведет к социальному взрыву. Они все же сделают что-то эдакое, что им все испортит. И, повторяю, чтобы не было такого взрыва, нужны реальные перемены.

Нужно, чтобы Путин снял десяток основных противоречий в стране. Нужны независимые суды, отмена пенсионной реформы и увеличения НДС, новые честные выборы на всех уровнях власти, реформа Конституции по урезанию полномочий президента. Если этого не будет, то ситуацию не исправить. Все это понимают, и взрыва недовольства, кажется, не избежать.

Если бы Голунова не освободили, протест пошел бы очень глубоко, в народ. Чисто технологически же он был не то чтобы элитным, он скорее затронул активных граждан…

– За пределы протестной тусовки он не вышел?

– Изначально информационно он вышел. Затем, когда власти увидели, что назревает широкий и глубокий протест, решили снять это противоречие. Это успешно сбило волну.

Система подтвердила, что такая фальсификация уголовных дел возможна. Для обывателя, для обывательского отношения к полиции это действительно был серьезный удар. Ударило это и по силовикам. Обычно ведь в таких случаях они руководствуются не законом, а высшим судом. Мол, раз начальству надо, значит, оно знает что-то такое нехорошее про человека, а я просто пойду и исполню волю начальства. Теперь же силовики низшего и среднего звена могут сказать: «Нет, ребята, извините, на такое я не пойду. Завтра выйдет министр и по телевизору поругается, и меня еще и накажут».

Да, налицо деградация системы, но не надо бояться этого слова, если угодно, можно даже заменить его на слово «перемены».

 

Буду признательна, если воспользуетесь этими кнопочками:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*